Альфа-Банк УкрСоцБанк Райффайзер банк ING Банк Приватбанк Укргазбанк VAB Банк Укрпромбанк Банк Форум Надра БанкФинансы и кредит
// вы читаете...

VAB Банк

Олег Бахматюк: «Нехорошие они люди»


bahmatuk-oleg2Ринком почали «гуляти» документи, у яких нібито доводиться, що гроші розкрадав саме Бахматюк. Великий пакет цих документів принесли також до «Економічної правди». Ми звернулися за коментарями до Бахматюка, і той охоче погодився прокоментувати. Наступного дня нам зателефонували від Максимова, і також запросили зробити інтерв’ю. (Рос.)

Економічна правда” обіцяла провести «двобій» Олега Бахматюка та Сергія Максимова. Перший є новим власником «VAB Банку”, другий – колишнім. Скандал між ними вперше став публічним у жовтні, коли Бахматюк звинуватив Максимова в розкраданні грошей банку. Той, в свою чергу, почав поширювати цілком протилежні заяви. Зокрема, на його бік став сайт «Обозреватель”.

Цікаво, що Бахматюк займав відкриту позицію, і навіть дав інтерв’ю „Українській правді”. В свою чергу, Максимов «перебував у відрядженні”, хоча зараз він каже, що ніколи не переховувався від преси.

Крім того, ринком почали «гуляти» документи, у яких нібито доводиться, що гроші розкрадав саме Бахматюк. Великий пакет цих документів принесли також до «Економічної правди». Ми звернулися за коментарями до Бахматюка, і той охоче погодився прокоментувати. Наступного дня нам зателефонували від Максимова, і також запросили зробити інтерв’ю.

Цікаво, що при цьому всьому «VAB Банк» продовжує працювати. Було лише кілька новин про те, що банк затримує платежі, але зараз він нібито почуває себе нормально. Побажаємо йому дочекатися, поки двоє співвласників остаточно з’ясують свої стосунки. «ЕП» надає їм таку можливість. Ввечері чекайте на появу інтерв’ю Максимова.

— Другая сторона прислала нам документы, которые якобы подтверждают обвинения, звучавшие в последнее время в СМИ против вас. Некоторые из них мы публикуем. Прокомментируйте, пожалуйста, такое заявление: Олег Бахматюк провел IPO, взял на нем порядка $200 млн, и в декабре 2010 года завел эти деньги в «VAB Банк» через оффшорные кипрские компании.

При этом ни основной акционер банка Сергей Максимов, ни другие совладельцы VAB не знали, что имеют дело с Бахматюком. Просто к ним пришли киприоты, которых привел по своей наивности председатель правления банка и зять Максимова — Петр Барон. Потом все выяснилось, но уже было поздно. В декабре вы вошли, и в начале 2011 года произошла выдача кредита на миллиард с чем-то. Через эти кредиты, по сути, были выведены те $200 млн, которые вы взяли на IPO.

— Люди, которые это говорят, действуют по принципу «все перемешать», потому что сейчас у них паника – у Барона, у Максимова. Они хотят отвлечь людей от своей ситуации, и расшатать финансовое учреждение, чтобы из него начали бежать. Деньги любят тишину. Мы очень трепетно относимся к банковской системе и к «VAB Банку» в частности, и они не ожидали, что мы начнем поднимать всю документацию. Но мы сейчас очень активно действуем. Конечно, за секунду нельзя решить все вопросы, но уже поднят довольно большой пласт.

Те, кто все это говорят, неграмотны в принципе. Если кто-то знает процесс IPO, тот должен хотя бы знать, что деньги не могут уходить в десять мест одновременно. В компанию зашло 96 фондов, и их деньги мы направили на строительство двух самых мощных птицефабрик в Европе и Азии. Это трёхмиллионные птицефабрики, своеобразные Мерседесы S-класса, какие есть только в Южной и Северной Америке, где большое промышленное производство яйца.

Один проект в Каменец-Подольском уже запущен, и до конца года выйдет на проектную мощность. Второй в Херсоне, мы его планировали запустить до февраля, но я думаю, что до марта-апреля сроки сдвигаются. Но уже сейчас у нас вторая компания в мире по производству яйца и яичных продуктов. Стоимость двух проектов — где-то $500 млн, и мы решили вкладывать в них ежегодно еще по $2 млн на каждую площадку.

Деньги, которые идут в VAB банк, — это совершенно другие деньги. Цель преследуется очень простая. Так как компания публичная, она находится в информационном поле. Их действия направлены на то, чтобы подорвать доверие к компании как таковой, публикуя любые слухи и любой негатив. На это была направлена та же кампания в «Обозревателе», когда вышли 8 статей за 8 дней. Конечно, никому из инвесторов не приятно это слышать. Но у нас хорошие отношения с инвесторами.

Что касается вхождения киприотов в декабре, мне кажется, что это была целенаправленная тактика – найти еще одного дурака, который будет молчать, терпеть и не начинать оптимизировать затраты банка. Наверное, они рассчитывали на что-то в этом плане. Тем более, что сама работа по развалу банка велась довольно-таки целеустремленно.

— Это выдача кредитов?

— Одной из угроз был вопрос офиса. Об его отчуждении мы узнали из публикаций в СМИ. В декабре прошлого года суд принял решение, что здание, которое Максимов дал в залог «VAB Банку», востребовано в сторону банка. Вроде бы все правильно, юристы сработали хорошо, но есть один нюанс. Все это вел лично товарищ Барон с подконтрольной ему юридической компанией. Через какое-то время оказалось, что заемщик полтора года не обслуживал кредит, но выиграл все суды.

И вдруг оказалось, что решение о возврате в собственность — фиктивное. Оно было в реестре, а потом странным образом исчезло. Фактически они сами, зять с тестем, создали прецедент, где сделали фиктивное решение, которое сейчас бросают в мою сторону.

— Они говорят, что это вы сделали с этой же юридической компанией.

— В декабре прошлого года было решение. Представьте, любое решение делается не за день, а минимум 4-5 месяцев. Выбросить в эфир информацию – это 10 секунд, а подготовить какой-то документ – это все время. Готовилась целеустремленная информационная кампания — или под меня, или под любого другого.

Мы же не вникали в нюансы, когда вели переговоры перед входом в банк. У меня даже не было допуска к юридической части. Мы действовали поэтапно. Но помните, Барон до сих пор глава правления. Сейчас Нацбанк заканчивает проверку, и по ее итогам будет четкая рекомендация снять главу правления, и все материалы направить в профильные структуры. За месяц у нас будет достаточно документов, поверьте. И мы будем максимально направлять их для того, чтобы исправить ситуацию и хоть что-то вернуть банку.

Сейчас главная их задача – отвлечь внимание и максимально заполнить информационное пространство. В сегодняшней критической ситуации, когда «засушен» рынок, любой банк себя чувствует, мягко говоря, очень напряженно. И главное, что проблемы любого банка могут вызвать цепную реакцию. Это прекрасно понимает тот же Нацбанк. А Максимову и его людям, наоборот, очень выгодно сейчас разбалансировать банковскую систему. Потому что если банк начнет сыпаться, люди начнут забирать ресурсы, и под вновь возникшими проблемами станет не до них. Поэтому завтра мы тоже собираем прессу (розмова проходила напередодні прес-ланчу Бахматюка – «ЕП»). Я хочу рассказать о принципиальных вещах.

Мы будем подавать документы, будем вместе с Нацбанком расследовать все эти моменты. Сейчас уже открыто уголовное дело по факту выдачи кредитов, и это не наш вопрос. Оно касается тех людей, которые подписывали документы. Подписывал Барон и какая-то компания, с которой они сотрудничали и ей передавали. Мы абсолютно сотрудничаем с прокуратурой. Но опять таки, уйдет 6-8 месяцев, чтобы отвоевать это помещение.

— То есть, вы хотите забрать его в собственность банка?

— Конечно. А у нас нет другого выхода. Там довольно-таки серьезная сумма кредита. Мы должны пройти по нормальному механизму – опять выиграть суд первой инстанции, второй, через ипотеку все это «протянуть». Зачем было делать это решение? Мои юристы посмотрели, сказали: «Это глупость полнейшая». Я считаю, это одна из маленьких подводных мин, которые оставляются после себя.

— Сторона Максимова утверждает, что после входа в банк ваши структуры получили кредитов более чем на миллиард, и вывели деньги.

— Что касается кредитов, о которых говорит Максимов. «Авангард» — это компания, которая имеет международный аудит, и мы действительно на сегодняшний день имеем кредитную линию в «VAB Банке». Наши компании стали клиентами банка еще до того, как мы зашли в банк. В конце прошлого года за нас боролись минимум четыре-пять украинских банков, с которыми мы работали. В том же «Авале» у нас кредитов на $110-115 млн.

— Уточните, сколько кредитов VAB банк выдал на вашу структуру с декабря, и сколько вы сейчас должны. Я знаю, что вы загасили часть предыдущих кредитов.

— Баланс на сегодняшний день – где-то 400-500 млн грн в целом по структурам холдинга.

— А получали больше миллиарда?

— Смотрите, что делают они. В чем принцип овердрафта? Ты берешь миллион, отдаешь 500, берешь миллион, отдаешь 500.

— То есть, это валовая сумма выдачи?

— Овердрафт – он же крутится. И если считать только выдачу, без учета возврата, получается сумма гораздо большая, потому что идет постоянная выдача. Выдача может быть и миллиард, но надо брать сальдо, потому что компания берет месячный овердрафт, двухмесячный. Конечно, пиковый период задолженности — это с посевной по июль, когда возникает пиковое напряжение. После этого уже начинается погашение, потому что начинает продаваться первое зерно. Вот мы уже начали продавать форварды на сахар.

Если взять общую сумму кредитов, которые мы сейчас обслуживаем, то это $940-950 млн. Постоянно происходит финансовое планирование компании, и мы вычленяем, какие кредиты наиболее выгодно гасить. Есть финансовое подразделение, которое мне дает кривую, исходя из процентной ставки. Соответственно, даже если «VAB Банк» занимает $50 млн, то это 4-5% от общей суммы. Ставки у него довольно высокие – по гривне 16-17%, тогда как у нас по гривне есть в «Авале» ставка 13% и в Укрсиббанке 12,9%. Соответственно, мы в первую очередь гасили VAB банковские кредиты.

— Является ли для вас «VAB Банк» последним источником денег, когда уже никто не хочет вас кредитовать? Звучит такой тезис.

— Даже сегодня в сложное время мы можем спокойно перекредитоваться в том же Ощадбанке. Но если мы выйдем из кредитов VAB, то создадим большую проблему для банка. Потому что из общего кредитного портфеля мы одни из самых ликвидных. Компания полностью обслуживает кредит по довольно высокой ставке. Сейчас происходит сужение банковского рынка, и мы предполагаем, что все корпоративные клиенты начнут сжимать обслуживание и тела, и процента. Тогда целесообразно сохранить такое хорошее ядро в банке, когда компания своеобразно подставляет свое плечо. Тем более, что наш кредит идет в пределах всех нормативов НБУ на кредитование связанных лиц.

Задача Максимова – попутать. Взять поломанное, старое, ржавое, и сказать – вот, это такое же. Он взял $200 млн, причем в 2005-2009 годах. После этого 2,5 года не заводил ни одной копейки, ни по телу, ни по процентам. И сейчас сравнить одно с другим, как минимум, не корректно. Но оно сравнивается. Берутся IPO, кредиты, мухи, кони, мед… Откуда взял деньги? С IPO. А еще взял и задаром построил две птицефабрики. Мы с журналистами ездили, смотрели. Поверьте, там есть на что посмотреть.

Ко мне приезжали 20 аналитиков Deutsche Bank’а и Сбербанка. Вы понимаете, там не дадут кредит $600 млн на 5 лет под ставку 8%, если они сами не перевернут компанию с ног на голову. Соответственно, Максимов передергивает факты. Его задача — максимизировать негатив. Сначала был «Обозреватель», сейчас он ищет другие издания, где можно выплеснуть максимальный объем информации.

В чем, может быть, наша ошибка – мы не готовились к войне. Во-первых, было очень много работы. Во-вторых, мы считали, что как-то договоримся. Потому что разумный человек приходит и говорит: «Ребята, я должен миллиард гривен. У меня нет этих денег, у меня есть залоги, есть какое-то видение. Я хочу, условно, залоги отдать частично, что-то заплатить, что-то обслуживать». И все. Но мы просто не ожидали такой наглости. «Что? Мы платить не будем. Мы покажем этому товарищу, как мы умеем не отдавать деньги». И намного дешевле запустить черный пиар, намного дешевле спонсировать те или иные течения внутри банка. Тем более, что человек формировал руководящий состав. Нам сейчас тяжело ломать эту ситуацию. Но мы вынуждены идти на это. И поддерживаем банк ликвидностью довольно-таки серьезно.

— Каковы действия Максимова?

— Он видит эти шаги, и начинает нервничать. Потому что, в принципе, мы уже продвинулись. Банк уже подал документы в прокуратуру, сейчас готовим документы на СБУ, на Финмониторинг. Сейчас банк проверяет моя группа аудита. Она уже выяснила, что за весь период деятельности Максимов вывел из VAB около $255 млн на оффшорные структуры, причем под фиктивные решения суда. Все это не отыграть за один день. Как минимум, нужен месяц серьезной аналитической работы, потом надо еще передать в органы следствия, и лишь потом начнется реальный возврат. Он это прекрасно понимает, и сейчас ему нужно завалить этот банк.

Но во-первых, мы ему этого не позволим сделать, и уже давно с Нацбанком общаемся на эту тему. Во-вторых, мы общаемся со СМИ, прежде всего с телевизионными, потому что в основном через них идут такие сюжеты, после которых люди начинают интенсивно снимать деньги. Если в прайм-тайм на «Интере» или на «1+1» пустить такой сюжет, то завтра под банком будут стоять очереди. Тем более, после кризиса 2008 года люди просто боятся, и не анализируют ситуацию. Но мы этого не допустим.

Мы доведем все это дело до конца, и постараемся с этого товарища стребовать максимально то, что можно. У нас есть план возврата. Думаю, что мы покроем 60-70% задолженности как минимум. Резервы под эти кредиты мы уже сформировали, так что будем исходить из того, что получится. Но обязательно доведем дело до конца. Тем более, что ситуация уже переходит какие-то человеческие границы.

— В документах, которые нам дали, приводится большой пакет по зданию «Авангарда» в Киеве, на улице Щорса. По утверждению другой стороны, вы отобрали это здание по той же схеме, по которой сейчас пытаетесь отобрать здание банка на Зоологической.

— Что касается ситуации по Щорса, то это у нас история длинная. Мы купили помещение под банк на рынке, сделали ремонт, вложили в него где-то на $20 млн, разместили там и банк, и все остальные управленческие компании со штатом около 800 человек. И потом, была такая группа Бачун и Ко. Такой был львовянин, глава киевского апелляционного суда. Его уволили потом. И у них появилось большое желание забрать это здание. Пошел шантаж через некоторых чиновников, которые в то время работали в Администрации президента. Такое себе государственное рейдерство. Мы с ними стали активно бороться в судах.

Это такая вялотекущая история. Были разные решения судов, и пока это остановилось на одном из аспектов. Сейчас здание на другой компании, а решение есть по компании предыдущей. Мы обратились по этому решению в Европейский суд где-то 8 месяцев назад. Ждем, на протяжении года они обещают слушание. Просто там  очень длительная процедура.

Понятно, что я в свою сторону говорю. Таким образом можно было по любому зданию в Киеве спросить: «Чье оно?». А это раньше находилось в ведении Министерства транспорта. Чиновник один с другим сказали: «Кто такой этот товарищ, что он бывшее здание Минтранса взял и сделал ремонт?» Попробовали стребовать довольно серьезную мзду, на что я не пошел. А потом сказали: «Ну, если ты такой боевой товарищ, значит, мы тебе создадим проблемы с другой стороны». Но уже нет, слава богу, этого Бачуна.

— Там же вроде и Генпрокуратура атакует…

— Нет, это старая история. Отголоски тех времен, когда Бачуна еще не сняли. Это была его инициатива. Он передавал мне множество своих пожеланий через разных товарищей. Они же все очень мощные, решающие. У нас бы своеобразный судейский беспредел в государстве, сейчас по-другому стало.

— Несколько деталей. Мне рассказали, что те юристы, которые занимались отчуждением здания на Щорса в 2005-2006 году, являются бенефициарами кипрских компаний, которые вошли в «VAB Банк» в декабре. Вы ничего об этом не знаете?

— Во-первых, бенефициарами априори не могут быть юристы. Бенефициарами там, скорее всего, кипрские люди. Потому что если компания кипрская, то должен быть киприот на Кипре. Они могли быть какими-то доверенными лицами или кем-то еще. Честно говоря, я не могу сказать. Я могу проанализировать этот вопрос.

Отчуждения здания на Щорса – такого нет. Здание на Щорса было приобретено в 2007 году. Соответственно, судебные процессы начались в 2009 году, когда мы закончили ремонт. Что касается кипрских компаний, которые зашли в «VAB Банк», я даже не могу сказать, совпадают ли фамилии людей-бенефициаров. Но это точно не те люди, 100%, это я гарантирую.

— По версии той стороны, сейчас Бахматюком не доволен не только Максимов и акционеры банка. А в целом существует конфликт с теми людьми, с которыми вы когда-то имели деловые отношения, а потом как-то некорректно поступили. Кто на самом деле ведет против вас войну? Кроме Максимова.

— Надо было у него спросить.

— Я спросил. Мне что-то расплывчатое ответили.

— Ну вы же понимаете, что это глупость. Конечно, когда ты на рынке, у тебя есть масса недоброжелателей. Но даже в этот конфликт никто не вмешивается. То, что он хочет собрать каких-то недовольных людей – наверное, это есть. Но пока что мы не видим, чтобы против нас кто-то еще выступал. Максимов – не тот человек, которого хотят иметь в союзниках.

В принципе, на рынке вы должны спросить, а не я, что обо мне думают. Я начал заниматься этим вопросом серьезно только после всех последних публикаций. Во-первых, я только из Китая, полечу в Бразилию. «VAB Банк», конечно, хороший актив, но не самый важный для меня. Я не унижаю роль банка. Просто так получилось, что этот актив начал создавать проблематику для всей компании. Пришлось им заняться. Понятно, что есть какие-то трения, но мы не думали поднимать весь этот шум. Мы думали войти в банк, влить в него деньги, договориться со всеми. Ну что нам, нечем заниматься, кроме всех этих расследований и поднимания шума?

Я помню, в 2008 году мы со всеми банками договорились по любым направлениям, даже по тем, которые были полностью банкротами. Понятно, была какая-то работа, 5-6 месяцев переговоров, но они чем-то закончились. Просто сказать: «Уважаемый, это твои проблемы, мы ничего отдавать не будем, миллиардную дыру ты будешь отдавать» — я считаю, это минимум некорректно. Поэтому я сказал: «Ребята, раз вы не будете отдавать, то мы будем действовать по-другому». Они сказали: «Ну, раз вы будете действовать по-другому, мы вам покажем, кто тут в нашей стране хозяин». Я говорю: «Ну хорошо, покажите, кто в вашей стране хозяин». Дословно, через передающие звенья…

— То есть, вы однозначно правы?

— Я не идеализирую ни себя, ни подходы. Но есть какие-то правила, и они должны обязательно быть выдержаны. У меня есть свои правила: чужого не брать, за свое всегда стоять. Я считаю, что нормально. В данном случае понятно, что человек не может отдать деньги. Но у него есть какие-то залоги. Во-первых, нам половина из них не нужна. Что мы будем делать с этими заводами стоячими? Мы не настолько универсальны, чтобы все поднимать. У меня есть направление, которое будет интересно следующие 5-10 лет –  и по развитию, и по конъюнктуре, и даже по уровню внутреннего самообразования и реализации амбиций. А в направлении «VAB» мы хотели как-то договориться. Но с другой стороны — ничего. Так, и только так.

Плюс, понятно, у него был зять (Петро Барон – «ЕП»). Он имитировал, что они борются за возврат кредитов. На самом деле, там полный завал, как мы сейчас разобрались. Сейчас мы возвращаем все проблемные кредиты. И это, конечно, Максимову не нравится, потому что он планировал, что за месяц завалит банк. Не получилось. Потому что если бы завалился банк, появились бы другие проблемы.

Сейчас активно идет движение по рынку пиара, что самый легкий вариант. Потому что рынок пиара дает негативный эффект. И он сейчас некстати для компании, когда рынки сжимаются, и еще год будет нехорошая ситуация. Мягко говоря, нам нужно думать, как оптимизироваться. «Авангард» находится в лучшей ситуации, чем другие сегменты, но все равно за счет размера компании, мы уже полностью включили режим оптимизации. Есть два направления, которые мы будем развивать, все остальное пока отбрасываем – и капитальные вложения в том числе. Никаких новых проектов, заканчиваем только уже начатые. Собираем ликвидность, для того чтобы пережить этот кризисный виток.

Поэтому в данном случае вопрос «VAB Банка»… Мы недавно поддержали его ликвидность. Недавно с Нацбанком общались, он нас поддерживает в этой ситуации. Потому что крушение любого банка такого плана, даже среднего, провоцирует цепную реакцию на рынке. Сейчас все банки перестали кредитовать. Они полностью заглушили работу.

Под конец года корпоративные клиенты выгребают все деньги. Сейчас будут проблемы с ликвидностью, люди начинают дергаться. Материнские банки не будут вливать в «дочек» деньги, потому что у них сейчас свои проблемы – что во французских банках, что в итальянских, что в других. Рынок ожидает, что следующей после Греции будет или Италия, или Испания. Никто не знает последствий этих проблем. Евро может упасть на 30-40%, что может качественно перекроить все рынки. И на фоне этого колебания украинской системы – это маленькая волна. Сейчас наш банковский сектор держится только за счет того, что рынок засушен. Его нет. Но любой провал сразу провоцирует цепную реакцию. Люди не понимают природы кризиса. В первую очередь, ими движет испуг.

— С той стороны звучал тезис, что с декабря 2010 года поменялся состав кредитного комитета «VAB Банка», который утверждает выдачу кредитов. Кто выдавал кредиты вашим компаниям?

— Можете проанализировать, насколько поменялся кредитный комитет «VAB Банка». И замы, и начальник кредитного комитета, и глава правления остались те же. Они даже просили, чтобы компания зашла в обслуживание. Не так легко на кредитном рынке найти нормального клиента. Ну какой смысл Бахматюку в «VAB Банке» 50 или 60 миллионов, если в мае он получил $600 млн под 8%? Это же не вымытые деньги, не IPO украденное, как они говорят. Просто люди глупые.

Пусть они сделают не то что IPO, а хоть что-то, когда присутствует хотя бы один иностранный юрист и один иностранный аудитор. «Авангард» имеет аудит KPMG, второй компании в мире. Поверьте, это очень непростой процесс. Приезжают 60 аудиторов, которые расшивают компанию, едут, инвентаризируют на всех объектах все остатки. Я думаю, вы знаете, как работает «большая четверка». Чем компания выше по рейтингу, тем жестче она подходит к аудиту.

Просто мы работаем с 32 локальными банками. С «Авалем», с «Укрсибом», с «Эксимом», с «Ощадом». За счет кредита Deutsche Bank и Сбербанка мы погасили долги перед 16-17 банками, в которых были мелкие кредиты, по 60-100 млн грн. Они же начали гнать высокие ставки. Тот же «VAB Банк» нас просил не гасить. Хорошо финансировать компанию, которая живет. Она посеяла, сейчас соберет. Причем посеяла с нормальными капитальными вложениями. Это не просто, мы во время весенней посевной вложили в среднем $720 на гектар, это вместе со свеклой, которая значительно дороже, чем простые культуры. Сейчас выбираем урожай. У нас будет около 1,3 млн тонн кукурузы, 237 тысяч тонн сахара, соя. Собираем урожай пшеницы – чуть меньше, чем ожидали, но неплохой, чуть меньше 360 тысяч тонн. То есть, что может быть ликвиднее данной компании? Единственное, что как и любая компания, она имеет разрыв между посевом и сбором. Но называть это проблемой – просто перекручивание фактов и чистая глупость.

— Последний вопрос. Как себя чувствует вообще ваш бизнес и VAB банк в частности? Действительно ли вы рухнете через три месяца?

— Мы рухнем все? И бизнес в целом? Это тоже тот человек сказал?

— Да.

— Ну, комментировать глупые вопросы не хотелось бы. Я с ними вообще не общаюсь, принципиально. Во-первых, они перешли какую-то моральную грань. Они делают очень некорректные вещи. Во-вторых, людей, которых они задействуют… Нехорошие они люди, мягко говоря. Абсолютно без чести, без совести, без каких-то моральных принципов. Я не святой, но у меня есть какие-то жизненные принципы.

Рухнет ли компания через три месяца? Может быть, конец света наступит через три месяца. Но я надеюсь, что наша робота і божа ласка зроблять свою роботу. Мы в очень неплохой финансовой ситуации, особенно «Авангард». «VAB Банк» – небольшая часть нашего бизнеса, честно. И наверное, он начнет активно развиваться только со следующего года. Сейчас главное – обеспечить ликвидность, и мы будем в этом направлении работать. Мы уже даем ликвидность в банк, поддерживаем его, надеемся на поддержку и понимание Нацбанка.

Почему мы работаем над сбиванием информационной атаки? Потому что она может расшатать любое финансовое учреждение. Как вы прокомментируете – закроют ли «Украинскую Правду» до Нового года? И закроют за то, что она успешная или неуспешная?

Рухнет ли бизнес через три месяца? Есть аудит и аналитики, которые говорят, что это очень хороший и перспективный бизнес.

Сергій Лямець, Економічна правда

Це цікаво

  • Олег Бахматюк: «VAB Банк поддержал президент»
  • Держатели облигаций VAB Банка требуют ревизии последних операций финучреждения
  • Как вкладчики VAB Банка перекрывали движение по улице Грушевского в Киеве. Фото
  • Вкладчики VAB-Банка требуют посадить в тюрьму Олега Бахматюка за мошенничество
  • Вкладчики VAB Банка: Лучше ужасный конец, чем ужас без конца
  • Нацбанк Гонтаревої відніс VAB Банк Бахматюка до категорії неплатоспроможних
  • Возле Нацбанка отодрали за яйца чучело Олега Бахматюка из ВиЭйБи Банка. 4 фото. Видео
  • VAB Банк мошенника Олега Бахматюка не отдает депозиты и предлагает клиентам «писать письма». 4 фото
  • «Бахматюк-паразит! Верни мой депозит!» — митинг против олигарха в Киеве. 5 фото
  • Убытки VAB Банка за 9 месяцев составили 50 млн гривень
  • Новини marketgid.com

    Обсуждение

    К сожалению, комментарии закрыты.

    К сожалению, комментарии закрыты.

    НАЙПОПУЛЯРНІШЕ

    статистика bigmir)net TOP 100
    Close
    Вам подобається БанкІск?
    Приєднуйтеся до нас

    Twitter

    Facebook